Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Поля, помеченные символом *, обязательны для заполнения.

Свяжитесь со мной для получения более подробной информации. Я отвечаю на все вопросы с 8 утра до 22 часов вечера без выходных с сентября до середины июня.

Дипломправо

Мой адрес, Москва, Россия Ленинградское шоссе, 54.

Эл. почта: danich@дипломправо.рф

Эл. почта: danich1@voliacable.com

В контакте: vk.com/sergeyavtor

ICQ - 363584298

Skype: Lev19761

 

 


Дипломправо на карте:

Пример моей работы

Оглавление

 

Введение 3

Глава 1. Теоретико-правовое развитие системы обеспечения прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления 5

Глава 2. Нормативно-правовое регулирование прав, свобод и обязанностей человека и гражданина на территории муниципального образования 21

Глава 3. Место и роль органов местного самоуправления в системе субъектов обеспечения прав и свобод человека и гражданина 33

Глава 4. Обеспечение прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления в ряде зарубежных стран. 51

Заключение 61

Список используемых источников 64

 

 

Введение

 

Актуальность и значимость избранной темы для юридической науки и практики. Права и свободы человека и гражданина являются признаком правовой системы любого государства, где гарантируется демократическая и правовая организация государственной власти. Закрепляя положения о защите прав и свобод человека и гражданина, Конституция РФ в ст. ст. 130 – 133 не устанавливает обязанности местного самоуправления по обеспечению и защите прав и свобод человека и гражданина, однако устанавливает, что они определяют деятельность местного самоуправления. На международном уровне защита прав человека также не отнесена к сфере компетенции органов местного самоуправления. На местном уровне создаются необходимые условия для реализации конституционных прав и свобод граждан, что позволяет населению муниципального образования самостоятельно решать вопросы местного значения.

Целью настоящей работы является анализ органов местного самоуправления в конституционно-правовом механизме обеспечения прав и свобод человека и гражданина (на примере центрального федерального округа).

При исследовании темы настоящей работы перед нами поставлены следующие задачи:

1) теоретико-правовое развитие системы обеспечения прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления;

2) исследовать нормативно-правовое регулирование прав, свобод и обязанностей человека и гражданина на территории муниципального образования;

3) выявить место и роль органов местного самоуправления в системе субъектов обеспечения прав и свобод человека;

4) изучить обеспечение прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления в ряде зарубежных стран.

Объектами данного исследования выступают органы местного самоуправления в конституционно-правовом механизме обеспечения прав и свобод человека и гражданина на примере центрального федерального округа.

Предметом исследования выступают нормы муниципального законодательства Центрального федерального округа, регулирующие деятельность органов местного самоуправления по защите прав и свобод человека и гражданина.

Теоретической базой исследования стала многочисленная литература, содержащая соответствующие исследования, статьи, диссертационные работы следующих авторов: Л.Л. Беломестных, Е.И. Васильевой, Н.В. Витрук,  З.Р. Гаджиевой, К.К. Гасанова, О.Н. Дорониной, Г.И. Иванова, В.А. Лебедева, В.В. Маклакова, Н.А. Михалева, Н.А. Мошкиной, Л.А. Нудненко, Е.И. Сидоровой, И.И. Теплякова, Е.Н. Хазова и многих других.

Методологическую основу исследования представлена  общенаучными и частнонаучными методами, такими как анализ, дедуктивный, диалектический, логический, формально-юридический методы.

Новизна исследования заключается в рассмотрении органов местного самоуправления в качестве субъектов, обеспечивающих защиту прав и свобод граждан.

Структура исследования обусловлена непосредственно целью исследования и вытекающими из него задачами.  Данная работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка используемых источников.

 

Глава 1. Теоретико-правовое развитие системы обеспечения прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления

 

Социально-экономические и культурные права и свободы (статьи 34-44 Конституции РФ) определяют правовой ранг человека и гражданина в общественно-экономической и духовной сферах социума и государства. Определяя свое место и роль в всеобщей системе прав и свобод человека и гражданина, нужно рассматривать, что для интернационального права и для национальных правовых систем современных демократических государств свойственно отношение к правам человека как цельному комплексу[1].

 Не может быть более значимых и менее значимых прав и свобод человека и гражданина. Все они нужны по-своему и достаточно важны. Выделение определенной группы прав и свобод как ведущей, неотвратимо приводит к недооценке, умаляя роль других.

Об этом свидетельствует наш исторический навык, когда в теории и практике советского конституционализма безоговорочный приоритет отдается общественно-экономическим правам в урон гражданским и политическим правам. Что касается общественно-экономических и культурных, то их в лучшем случае рассматривали в виде «программных руководств законодателя»[2].

Для обеспечения того, чтобы общественно-экономические права были признаны в качестве основных прав и свобод человека и гражданина, понадобился длинный исторический процесс и вступил в цельную систему как права и свободы второго поколения[3].

 В реальное время общественно-экономические и культурные права и свободы общепризнаны, в том числе на интернациональном уровне. Они нашли отражение во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года[4], в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года[5], а также в других международных документах по правам человека. Согласно их правовому содержанию, эти права не совпадают. Некоторые (скажем, право на частную собственность), бесспорно, имеют право на прямые действия, другие (право на отдых либо на общественное обеспечение) являются субъективными правами, определенное содержание которых вытекает из действующего отраслевого закона, третье (право на работу, жилье и т. д.) создает для государства только общую обязанность проводить политику помощи в их осуществлении.

Отличия в правовом содержании порождают различную степень массового применения этих прав - те, которые лучше обеспечены, проявляют их жизненно важное значение, а другие остаются на бумаге.

Значимой спецификой этой группы прав является то, что они принадлежат всякому человеку, то есть не зависят от гражданства их субъектов.

 «Необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона, в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать... к восстанию против тирании и угнетения»[6]. Именно с данной преамбулы начинается Всеобщая декларация прав человека. Действительно, если государство с помощью уполномоченных на то органов власти различных уровней не в силах обеспечить права и свободы личности, то человеку не остается ничего иного, как защищать свои права самому, что не всегда имеет положительный характер, тем более для государства в целом. История российской государственности знает не одно «негативное явление», где люди тщетно бились за отстаивание своих прав.

Принятие Конституции РФ 1993 года повысило статус личности, ее прав и свобод, закрепив их в качестве «...высшей ценности», и наделило государство обязанностью «...признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина»[7].

Анализируя гл. 2 Конституции РФ, можно прийти к выводу, что права, свободы и обязанности включают в себя четыре стороны — соблюдение, охрану, защиту, собственно невмешательство.

Под соблюдением понимается — не нарушение, уважение и исполнение своих гражданских и служебных обязанностей субъектами права, которые способствуют осуществлению реализации человеком и гражданином своих прав, свобод и исполнения своих обязанностей.

Под охраной в теории права понимаются меры, осуществляемые государственными органами и другими субъектами права, направленные на предупреждение нарушений прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, на устранение причин, их порождающих, устранение препятствий и способствующие таким образом реализации прав, свобод и обязанностей, установленных законом[8].

Под защитой понимается совокупность мер, направленных на недопущение нарушений прав и свобод человека и гражданина, а также «принудительный способ осуществления права, применяемый в установленном порядке компетентными органами, либо самим управомоченным лицом»[9].

Под защитой прав и свобод авторы комментария к Конституции понимают обеспечиваемую государством эффективную возможность пользования правами и свободами путем создания социально-политических, материально-финансовых, организационно-процедурных и других условий для их осуществления, оказания помощи, содействия в их реализации и, напротив, устранения к тому препятствий, предотвращения их нарушения, а также путем воздержания самого государства от необоснованного и неправомерного вмешательства в права и свободы, от блокирования возможности воспользоваться ими, тем более от умаления их существа[10].

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ защита прав и свобод человека и гражданина может осуществляться путем установления дополнительных правовых предписаний, имеющих целью защиту того или иного права, что не является регулированием прав и свобод человека и гражданина в смысле п «в» ст. 71 Конституции РФ[11].

Как отмечает судья Конституционного Суда РФ Н.С. Бондарь, региональное правотворчество в области прав и свобод человека и гражданина связано с ориентацией не на первичное, учредительное регулирование, предполагающее провозглашение новых для конституционного пространства региональных прав, а на юридическое гарантирование признанных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина, их конкретизацию или на создание дополнительных механизмов их реализации применительно к конкретным условиям отдельных субъектов РФ[12].

Современное понимание защиты прав далеко ушло от определения, сформулированного в прошлом веке С.С. Алексеевым, который под защитой права понимал «государственно-принудительную деятельность, направленную на осуществление «восстановительных» задач — на восстановление нарушенного права, обеспечение исполнения юридической обязанности».

Защита прав из сугубо государственной функции трансформировалась в «систематическую работу различных субъектов правозащитной структуры России (публичных (государственных и муниципальных органов) и непубличных (институтов гражданского общества)), направленную на защиту прав и свобод человека и гражданина». Более того, хотя Конституцией РФ государству и отводится роль субъекта защиты прав и свобод человека и гражданина, к сожалению, на данном этапе оно с субъектом-правозащитником не ассоциируется.

Вместе с тем обеспечение и защита прав и свобод представляют собой определенную правовую систему, и, как любая правовая система, она обладает рядом неотъемлемых элементов, таких как:

- совокупность правовых норм, направленных на обеспечение и защиту;

- основополагающие начала (принципы) обеспечения и защиты;

- правозащитная деятельность субъектов, представляющая собой способ функционирования указанной системы.

Все указанные элементы, безусловно, важны, и именно их функциональное единство делает систему обеспечения и защиты прав и свобод личности качественно-определенной. Однако в рамках данной статьи более подробно хотелось бы остановиться на субъектах защиты прав личности, их компетенции и полномочиях.

Согласно ст. 18 Конституции РФ «...права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». Исходя из содержания данной статьи можно сделать вывод о том, что приоритетная цель деятельности должностных лиц органов государственной власти и органов местного самоуправления заключается в достижении состояния реальной защищенности всех лиц, находящихся на территории Российской Федерации, а также фактическом гарантировании прав и свобод.

Обеспечение и защита прав и свобод личности - это систематическая работа, заключающаяся не только в выработке механизма охраны установленного правового статуса личности, в восстановлении нарушенных субъективных прав и свобод, но и в защите личности от преступных посягательств[13].

Следовательно, обеспечение прав и свобод человека - это важнейшая задача, стоящая перед государством, а основная цель - создать ему достойные условия для жизни, гарантировать свободу, неприкосновенность личности[14].

Отметим, то, что проблемные вопросы правового статуса человека и гражданина всегда были в центре внимания юридических наук. Значительный вклад в обеспечение прав и свобод человека и гражданина внесли С.А. Авакьян, Н.С. Бондарь, Н.В. Витрук, И.В. Гончаров, В.Я. Кикоть, Е.В. Киричек, С.Я. Лебедев, Т.Н. Радько и многие другие российские ученые. Их теоретические выводы, положившие начало переосмыслению в системе обеспечения прав и свобод, не утратили своей актуальности и сегодня.

Профессор В.Н. Бутылин дает определение обеспечению конституционных прав и свобод граждан, исходя из основных обязанностей государства, корреспондирующих с правами и свободами человека и гражданина. Эти права и свободы являются непосредственно действующими и раскрывают смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Значение этих норм трудно переоценить, так как они подчеркивают приоритет прав и свобод человека перед другими ценностями[15].

Профессор И.В. Ростовщиков считает, что обеспечение прав и свобод личности в широком понимании есть создание наиболее благоприятных условий для их эффективной реализации[16].

Более конкретное определение приводит К.К. Гасанов: обеспечение прав человека есть деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления и общественных объединений по созданию благоприятных условий (гарантий) для правомерной и неуклонной их реализации[17].

Дополняя теоретическое содержание и определения указанных авторов, необходимо было бы отметить, что в большей степени при раскрытии указанного института необходимы не только признание и гарантированность общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, но и их соблюдение и защита субъектами в силу возложенных на них полномочий для эффективной реализации. Несмотря на то что указанные ученые отводят ведущую роль в системе обеспечения прав и свобод человека и гражданина государству, всем без исключения его органам власти и должностным лицам как на федеральном уровне, так и на региональном.

Более правильной представляется точка зрения и правовая позиция Н.С. Бондаря и М.В. Мархгейм, в соответствии с которой местное самоуправление и его органы представляют особый негосударственный уровень единой конституционной системы обеспечения и защиты основных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации[18]. Кроме этого, в своей статье автору хотелось бы обратить особое внимание на обеспечение прав и свобод человека и гражданина именно на местном уровне, поскольку эти органы имеют свою специфику и существенно отличаются сферой деятельности и компетенцией по сравнению с вышеназванными субъектами.

В Европейской хартии о местном самоуправлении «под местным самоуправлением понимается право и реальная способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть публичных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения»[19]. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» определяет местное самоуправление как форму осуществления народом своей власти в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации (в случаях, установленных федеральными законами), самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций[20]. При этом в большинстве случаев федеральное законодательство основывается на закрепленном Конституцией Российской Федерации принципе «признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина», а детальная регламентация компетенции представлена в иных нормативных правовых актах[21]. Например, Федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации» в основных принципах устанавливает приоритет прав и свобод человека и гражданина и закрепляет за муниципальным служащим соблюдение при исполнении должностных обязанностей прав, свобод и законных интересов человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, отношения к религии и других обстоятельств. На основании указанного нормативного акта всеми субъектами Центрального федерального округа были приняты свои законы.

Системный анализ конституционных норм показывает, что регулирование прав и свобод находится только в ведении Российской Федерации. Это означает, что только органы государственной власти Российской Федерации могут устанавливать и регулировать те или иные права и свободы. Субъекты РФ наделяются лишь правом их защиты[22], поскольку защита прав человека и гражданина является общей обязанностью всех государственных органов любого уровня[23].

В связи с этим большинству субъектов РФ остается только дублировать в своих конституциях и уставах положения главы второй федеральной Конституции, незначительно видоизменяя текстуальные формулировки тех или иных прав или дополняя их собственными декларативными положениями.

За последние десятилетия наряду с серьезным развитием института самозащиты, без которого теперь сложно себе представить современную правозащитную систему, в Российской Федерации сформировался еще один субъект защиты прав — это органы местного самоуправления, которые, хотя и наделены властными полномочиями, но к органам государственной власти не относятся. Однако, «… именно на местном уровне решается основная часть проблем, связанных с защитой прав человека, которые выполняют государственную задачу и реализуют соответствующую политику в сфере обеспечения прав человека. Такой вывод обусловлен содержанием ст. 18 Конституции Российской Федерации, согласно которой права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Все эти элементы направлены на недопущение нарушений данных прав и свобод человека и гражданина и составляют, как правило, задачи и функции соответствующих органов, и объектом воздействия выступает третье лицо — потенциальный или фактический правонарушитель.

При видимости совпадений понятий охраны и защиты, все-таки при тесной взаимозависимости и взаимосвязи они имеют и собственные признаки, которые и позволяют их различать. Хотя данная граница достаточно прозрачна, что дает основание многим правоведам применять эти термины как синонимы.

Подведя итоги механизма реализации основных прав, свобод человека и роль органов местного самоуправления, можно сделать ряд выводов:

Юридический механизм реализации состоит из следующих элементов:

а) правовые нормы, закрепляющие основные права, свободы и обязанности человека и гражданина;

б) юридические факты, влекущие возникновение готовности, процесса самой реализации и прекращения основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина;

в) деятельность органов местного самоуправления и субъектов права, призванных обеспечивать права, свободы и обязанности;

г) непосредственная деятельность органов местного самоуправления, суда и правоохранительных органов;

д) специальные юридические процедуры;

е) институт юридической ответственности органов местного самоуправления;

ж) уровень правовой культуры населения, проживающего на территории местного самоуправления и самого носителя прав, свобод и обязанностей.

Действенность юридического механизма реализации зависит от бесперебойного и эффективного функционирования всей совокупности элементов.

Рассматривая элементы механизма реализации, можно прийти к выводу, что процесс реализации проходит следующие 4 стадии: возникновения, готовности, непосредственной реализации и прекращения реализации основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина.

Механизм реализации зависит от правовой культуры и самих носителей прав, свобод и обязанностей. Каждый человек и гражданин должен знать свои права, свободы и обязанности, правильно ими пользоваться. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав, свобод и обязанностей других людей[24].

Анализируя главу 2-ю Конституции РФ можно прийти к выводам, что механизм реализации основных прав, свобод и обязанностей включает в себя четыре составляющие: соблюдение, охрану, защиту и собственное невмешательство.

В настоящее время в России наблюдается рост напряженности во многих сферах общественных отношений: политической, экономической, социальной и т.д. Данные явления вызваны разнообразной группой как внутренних, так и внешних факторов, которые, в своей совокупности, представляют собой серьезный вызов для Российской Федерации и её базовых государственно образующих элементов, в том числе – правовой системы государства.

Современные условия предъявляют к российскому праву весьма сложные, порой противоречивые требования: с одной стороны, правовое регулирование общественных отношений должны быть достаточно гибким, чтобы регламентировать весь спектр общественных отношений, которые усложняются и видоизменяются с постоянно возрастающей быстротой, с другой стороны – право должно обеспечить неприкосновенность и реальное функционирование общественно-правовых институтов, которые воплощают ценности конституционного строя Российской Федерации, характеризующих Россию как демократическое и правовое государство. К данным ценностям, несомненно, относится механизм защиты прав и свобод человека и гражданина.

В соответствии с Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью, их признание, соблюдение и защита является обязанностью государства[25]. Глава 2 Основного закона России закрепляет 38 «базовых» прав человека и гражданина, которые условно могут быть разделены на 6 групп: личные, политические, экономические, социальные, культурные и экологические. При этом данные права и свободы определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием[26]. Таким образом, Конституция Российской Федерации задает ориентир деятельности всей публичной власти: все виды федеральной государственной власти (законодательная, исполнительная, судебная), государственной власти субъектов России, а также муниципальной власти должны в пределах своей компетенции обеспечивать реализацию прав человека и гражданина, не допускать их ограничения (кроме случаев, установленных законодательством), а также осуществлять защиту данных прав.

Исходя из данных положений Конституции РФ, следует, что на государственную власть возложена обязанность по защите прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Основном законе.

Основу механизма защиты прав и свобод человека и гражданина составляет деятельность высших органов государственной власти – Президента РФ, Правительства РФ, Федерального Собрания РФ и Высших судов РФ. Их особое место в механизме защиты прав и свобод обусловлено универсальным характером их деятельности, а также предоставленными Конституцией РФ полномочиями определять основные принципы деятельности публичной власти в России, в том числе в вопросе защиты прав человека. Примечательно, что должная защита прав и свобод граждан не может осуществляться только высшими «универсальными» органами власти. Поэтому следует отметить особую роль федеральных государственных органов и отдельных должностных лиц, обладающих «специальной компетенцией» в области защиты прав человека: прежде всего – это Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей, Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка, Прокуратура Российской Федерации, Следственный комитет Российской Федерации, Центральная Избирательная Комиссия Российской Федерации[27].

В настоящее время большинство данных органов достаточно проблематично отнести к какой-либо ветви власти в виду их «узкопрофильной» компетенции, тем не менее, их деятельность объединяет поставленная перед ними цель – защита прав и свобод человека и гражданина. Таким образом, даже при весьма беглом взгляде на систему защиты прав и свобод человека и гражданина государственными органами, можно оценить всю сложность и громоздкость данной системы, которая обусловлена стоящей перед ней задачей – обеспечить защиту всех прав и свобод индивидов, закрепленных в Конституции РФ.

К заслугам данной системы, по-нашему мнению, следует отнести «разделение труда» по защите прав и свобод между высшими «универсальным» органами власти и органами «специальной компетенции», а так же отметить развитие института омбудсмена в Российской Федерации. Интересным представляется вопрос об участии органов местного самоуправления в защите прав человека в России.

Согласно Конституции России целью местного самоуправления является обеспечение самостоятельного решения населением вопросов местного значения, владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью[28].

В целях эффективной организации местного самоуправления в Российской Федерации, Основной Закон государства закрепляет возможность реализации права на местное самоуправления через органы местного самоуправления – органы публичной власти, к чьей компетенции относятся: самостоятельное управление муниципальной собственностью, формирование, утверждение и исполнение местного бюджета, установление местных налогов и сборов, осуществление охраны общественного порядка, а также решение иных вопросы местного значения[29]. Таким образом, Конституция России не относит защиту прав и свобод человека и гражданина к компетенции органов местного самоуправления. Любопытным представляется тот факт, что Европейская хартия местного самоуправления 1985 г. также не относит защиту прав человека к сфере компетенции органов местного самоуправления, а лишь закрепляет норму, согласно которой, основные полномочия органов местного самоуправления должны устанавливаться Конституцией или законом государства, ратифицировавшего данную хартию[30]. Таким законом в Российской Федерации является Федеральный закон от 06.10.2003 (ред. от 05.10.2015) № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее – ФЗ № 131). В соответствии с ФЗ № 131 основными предметами ведения органов местного самоуправления выступают вопросы местного значения, отдельные вопросы, не отнесенные ФЗ № 131 к вопросам местного значения, перечни которых установлены для каждого вида муниципального образования ФЗ № 131 (за исключением городов федерального значения), а также реализация отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления муниципальных районов и городских округов от органов государственной власти РФ или её субъектов[31]. Следует отметить, что вопросы защиты прав и свобод человека и гражданина не содержатся ни в одном из указанных выше перечней. Означает ли это, что органы местного самоуправления не входят в механизм защиты прав и свобод человека и гражданина? Насколько бы парадоксальной не казалось складывающаяся ситуация, это не так. В соответствии со ст. 133 Конституции России, местное самоуправление гарантируется правом на судебную защиту. В системе действующего законодательства круг субъектов, обладающих правом на судебную защиту прав местного самоуправления, включает в себя, прежде всего, граждан, проживающих на территории муниципального образования (местное население).

Таким образом, грамотное и эффективное нормативное закрепление полномочий органов местного самоуправления имеет определяющее значение не только для надлежащей организации деятельности местного самоуправления как вида публичной власти, но и для эффективного функционирования механизма защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

Глава 2. Нормативно-правовое регулирование прав, свобод и обязанностей человека и гражданина на территории муниципального образования

 

Положением Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» определяется правовая база местного самоуправления. На первом месте - ряд международно-правовых документов. Здесь стоит отметить Европейскую хартию местного самоуправления, которой определяются минимальные права местного самоуправления, гарантированные государством, ее подписавшим.

Конституция РФ, ряд федеральных законов занимает особую значимость в правовой основе местного самоуправления, что находит отражение в п. «н» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ, где определено, что установление общих принципов по организации местного самоуправления находится в совместном ведении РФ и ее субъекта.

Закрепленные в Конституции РФ основные права являются в равной степени обязательными как для Федерации в целом, так и для субъектов в отдельности, в том числе и их административно-территориального деления. Нормативные правовые акты, принимаемые на региональном и местном уровне, будь то конституции или уставы субъектов России, уставы муниципальных образований, могут лишь расширить сферу своего действия в области обеспечения и защиты прав и свобод, но ограничить их, понизив меру свободы в сравнении с той, которую определяет Конституция РФ, не могут.

Статус человека и гражданина, определенных Конституцией Российской Федерации, их правами, свободами и обязанностями, действует на всей федеральной территории, состоящей из территорий всех субъектов федерации, в которых есть свой законный режим, и который считается частью правовой системы страны и не должны возражать ему.

Исходя из содержания Конституции Российской Федерации, регулирование прав и свобод надлежит понимать, как признание, установление и консолидацию со стороны страны.

Региональные источники конституционного права действуют только на территории соответствующих субъектов Федерации. К ним относятся: конституции республик в Российской Федерации, уставы других субъектов Федерации, а также региональные законы и другие нормативные правовые акты органов государственной власти субъектов Федерации, содержащие конституционные и правовые нормы, договоры и соглашения, заключенные между ними.

В системе региональных источников конституционного права особое место занимают конституции (в республике) и уставы (в других субъектах федерации), которые имеют самую высокую юридическую силу по отношению ко всем другим актам регионального уровня и являются документами составного характера. Они составляют правовую основу всего законодательства российских субъектов и составляют основные конституционные и правовые акты, в которых основы государственной и социальной системы субъектов, система региональных властей, порядок их формирования и деятельности, их связь с населением и высших институтов государственной власти.

Потому законодательство субъектов Российской Федерации обязано содержать правовые нормы, которые не устанавливают, а защищают права и свободы человека и гражданина, закрепляя единые гарантии их реализации, приведенные в федеральном законодательстве и дополнительном (на муниципальном уровне)[1].

Реализация этого положения в конституционном и законодательном уровне субъектов Российской Федерации исходит от специфики правового статуса этого субъекта федерации. В зависимости от этого фактора субъектом Российской Федерации представлен учредительный правовой институт прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. Его правовые нормы содержатся в конституциях и уставах, законах и других нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации.

Рассмотрим институт регулирования прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в рамках некоторых субъектов Российской Федерации.

По большей части, многие конституции и уставы субъектов Российской Федерации частично воспроизвели главу 2 Конституции РФ.

Анализируя законодательство субъектов Российской Федерации, можно сделать вывод о том, что большая часть правовых норм, которая касается прав и свобод человека и гражданина, основаны на тех же подходах и принципах, характерных для федерального законодательства.

Уставами субъектов принято считать основной региональный государственный правовой акт, принятый в соответствии с Конституцией Российской Федерации самостоятельно субъектом Российской Федерации и создающий ее экономические и финансовые основы, системы государственных и административных органов, административно-территориальной структуры, организации местного самоуправления, а также ряда других вопросов, отнесенных к юрисдикции этого типа субъектов Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Устав субъекта должен соответствовать Конституции Российской Федерации. Согласно ст. 66 Конституции РФ, все типы субъектов Российской Федерации могут иметь собственный устав, за исключением республики Российской Федерации, для которой принятие их собственной конституции сохраняется. Законодательная процедура может быть как общей, так и специальной: в некоторых субъектах Российской Федерации были приняты законы о порядке принятия и вступления в силу Устава. В любом случае такая процедура не требует одобрения принятого Устава любыми федеральными органами.

В большинстве уставов субъектов центрального федерального округа РФ правам и свободам человека и гражданина посвящены самостоятельные разделы (главы). Например, уставы Тамбовской, Тверской и Тульской областей - раздел 2 «Человек, гражданин и государственная власть»; Приморского края - глава 2 Устава «Человек и власть») и др. Разделы (главы) региональных основных законов, посвященные правам и свободам человека и гражданина, практически воспроизводят комплекс аналогичных федеральных конституционных норм. В то же время, например  в г. Москве отсутствуют разделы (главы), посвященные правам и свободам личности. В нем имеются отдельные статьи, констатирующие, что на территории соответствующего субъекта без всяких ограничений и изъятий действуют права и свободы человека и гражданина, установленные Конституцией Российской Федерации[2].

Как отмечает Лебедев В.А., конституционное законодательство федерального уровня основной упор сделало на естественно-правовую теорию прав и свобод человека, сохраняя при этом и позитивистский подход, характерный для советских конституций. В основу конституционной теории, получившей свою реализацию в конституциях республик, также положены естественно-правовая и позитивистская доктрины прав и свобод человека и гражданина[3].

Устав Белгородской области не только гарантирует на своей территории защиту общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, но и указывает, что органы государственной власти и органы местного самоуправления обязаны защищать жизнь, честь, достоинство, имущественные и иные права лиц, находящихся на территории области (ст. 2, 3).

Такой же подход к институту прав и свобод человека и гражданина закреплен и в уставах Липецкой (ст. 2),  Смоленской (ст. 2), Ярославской (ст. 3) областей, города Москвы (ст. 3).

В названных выше уставах не только признаются права и свободы человека и гражданина как высшая ценность, но и обращено внимание на другие основополагающие нормы.

Анализ данной группы уставов субъектов Российской Федерации показывает, что в них не содержатся правовые нормы, предоставляющие и гарантирующие конкретные права и свободы человека. Правовые нормы в этой сфере носят абстрактный характер и напрямую вытекают из Конституции Российской Федерации. Уставы перечисленных субъектов Российской Федерации: признали и гарантировали осуществление всех прав и свобод человека и гражданина в соответствии с федеральной конституцией; подчеркнули их непосредственное действие; указали на защиту прав и свобод со стороны органов государственной власти, местного самоуправления и их должностных лиц; подчеркнули равноправие граждан.

Среди уставов субъектов Российской Федерации выделяются те уставы краев, областей, автономных округов, в которых, как и в республиканских конституциях, права и свободы человека и гражданина выделяются в отдельную главу, что с точки зрения теории права дает возможность наглядного представления прав и свобод человека и гражданина в виде отдельного конституционно-правового института. Таковыми являются уставы Брянской, Ивановской, Курской областей. В них, как правило, не рассматриваются, как в Конституции Российской Федерации и в конституциях республик, права и свободы человека и гражданина по их отдельным группам. Зато они содержат основополагающие конституционно-правовые нормы, которые в силу их большой общественной значимости могут быть отнесены к нормам-принципам.

В субъектах РФ, так же как и в Федерации, запрещено издавать законы, иные правовые акты, а также осуществлять иные действия (бездействие), отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Такой запрет содержат, например, устав  Тверской области (ст. 44).

Если рассматривать нормативно-правовое регулирование прав, свобод и обязанностей человека в субъектах и муниципальных образований Центрального Федерального округа, то можно обратиться непосредственно к их Уставам (Основным законам).

Например, в Тульской области действует Устав (Основной Закон) Тульской Области[4]. В нем четко говорится, что лицо, его права и свободы являются высшей ценностью. Права и свободы человека и гражданина предоставляются в Тульской области в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и Конституцией Российской Федерации. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина являются обязанностью государственных органов Тульской области и местных органов власти в Тульской области, их должностных лиц.

Равноправие граждан обеспечивается в Тульской области независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и служебного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, членства в общественных объединениях и других обстоятельств.

Органы государственной власти Тульской области и местные власти в Тульской области создают условия, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека и гражданина.

Каждый человек имеет право на возмещение вреда, причиненного незаконным актом или бездействием органов государственной власти Тульской области и местных органов власти в Тульской области, их должностных лиц.

Обращаясь к Уставу Калужской области[5] также можно увидеть, что права, свободы и обязанности человека регулируются как Конституцией РФ, так и самим уставом. А именно ст. 7 гл. 3 данного Устава.

Соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина являются основной обязанностью государственных органов Калужской области и органов местного самоуправления.

В Калужской области права и свободы отдельных лиц и граждан защищены одинаково независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и служебного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, членства в общественных объединениях и др.[6].

Также предусмотрено, что в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, их соблюдения и уважения со стороны калужских региональных властей, органов местного самоуправления и должностных лиц Калужской области в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федерального Конституционного закона, настоящий Устав (закон Калужской области) учреждает уполномоченного по правам человека в Калужской области и уполномоченного по правам ребенка в Калужской области.

Законодательство субъектов Российской Федерации, определяющее статус мунииципальных образований и правовое положение органов местного самоуправления, закрепляет обязанность обеспечивать конституционные права и свободы человека и гражданина не только государством, но и органами местного самоуправления

В преамбуле Устава Брянской области признаются права и свободы человека и гражданина как высшие социальные ценности, помимо этого, правам и свободам человека и гражданина, а также их гарантиям посвящена отдельная глава, которая гласит, что «на территории Брянской области признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина, закрепленные в Конституции Российской Федерации», что «права и свободы человека и гражданина, установленные Конституцией Российской Федерации, являются непосредственно действующими на территории Брянской области, они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность органов государственной власти, иных государственных органов Брянской области, органов местного самоуправления и обеспечиваются правосудием»[7].

Аналогично построен Устав Рязанской области, в преамбуле которого признаются права и свободы человека и гражданина как высшие ценности, провозглашается твердая приверженность принципам демократии и соблюдения прав человека. Устав не просто закрепил в статьях своего закона осуществление защиты и содействие реализации прав и свобод личности, но и «в целях обеспечения дополнительных гарантий государственной защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, прав, свобод и законных интересов ребенка, а также для ее осуществления законами Рязанской области учредил должности уполномоченного по правам человека и уполномоченного по правам ребенка в Рязанской области»[8].

В ст. 14 Устава Воронежской области[9] обеспечение прав и свобод человека и гражданина закреплено в качестве общей цели осуществления деятельности государственной власти и органов местного самоуправления.

Подобного рода преемственность наблюдается и в основных нормативно-правовых актах муниципального образования. Так, в преамбуле Устава г. Калуги утверждаются права и свободы человека и гражданина[10], а в преамбуле Устава городского округа Химки Московской области указано «...на необходимость защиты и сохранения конституционных прав и свобод граждан»[11].

Так, в п. 2 ст. 4 Устава Владимирской области сказано: «Обеспечение, соблюдение и защита гарантированных Конституцией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина являются обязанностью органов государственной власти и органов местного самоуправления, их должностных лиц»[12].

В п. 2 ст. 7 Устава Калужской области закреплено, что «соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина являются главной обязанностью органов государственной власти Калужской области и органов местного самоуправления»[13], в Уставе Орловской области присутствует аналогичная правовая норма [14].

Помимо обеспечения конституционных прав и свобод, законодательство субъектов Российской Федерации возлагает на органы местного самоуправления обязанность обеспечивать условия для соблюдения, реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина, что закреплено, например, в п. 2 ст. 2 Устава Костромской области и в ст. 2 Устава Липецкой области. Следует отметить, что в уставах муниципальных образований также достаточно часто закрепляются обязанности по обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Так, например, в п. 2 ст. 2 Устава города Твери сказано: «...местное самоуправление в городе Твери осуществляется на основе принципа соблюдения прав и свобод человека и гражданина»[15], а п. 3 ст. 4 Устава города Тамбова гласит: «...местное самоуправление в городе Тамбове осуществляется на принципе законности и гласности, а также обеспечения реализации и защиты прав и свобод граждан»[16]. В Уставе муниципального образования города Тулы функциям местного самоуправления в реализации прав и свобод граждан полностью посвящена ст. 14.

Одной из основных целей создания и функционирования органов местного самоуправления является решение вопросов местного значения. «Установление вопросов местного значения должно исходить из интересов населения муниципального образования, соответствовать объему ответственности населения или органов местного самоуправления и объему ресурсов, дающих органам местного самоуправления возможность решать вопросы местного значения без вмешательства государства. Из этого следует, что установление вопросов местного значения означает определение круга деятельности местного самоуправления по непосредственному обеспечению реализации потребностей жителей муниципального образования»[17]. Например, в Уставе города Курска закреплено, что муниципальные нормативные правовые акты города Курска, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, вступают в силу после их официального опубликования (обнародования). Кроме этого, Уставом предусматривается и ответственность главы города Курска за допущенные им или Администрацией города, иными органами и должностными лицами местного самоуправления города и подведомственными организациями массового нарушения государственных гарантий равенства прав и свобод человека и гражданина в зависимости от расы, национальности, языка, отношения к религии и других обстоятельств, ограничения прав и дискриминации по признакам расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, если это повлекло нарушение межнационального и межконфессионального согласия и способствовало возникновению межнациональных (межэтнических) и межконфессиональных конфликтов [18].

Проанализировав перечень вопросов, отнесенных к компетенции органов местного самоуправления, можно отметить, что в них прямо или косвенно закреплены все основные конституционные права и свободы человека, а также механизм их реализации.

Мониторинг уставов Центрального федерального округа Российской Федерации также показал, что в некоторых Уставах нет конкретных фраз «обеспечение прав и свобод», чаще встречается формулировка «с учетом интересов граждан», однако в каждом из них имеются статьи или даже отдельные главы, посвященные организации местного самоуправления, в которых прописано о праве граждан на местное самоуправление и обязанности обеспечения этого права органами местного самоуправления.



[1] Гаджиева, З. Р. Конституционное право человека и гражданина на информацию о деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления / З.Р. Гаджиева. - М.: Проспект, 2015. – С. 41

[2] Михалева Н.А. Конституции и уставы субъектов Российской Федерации (сравнительно-правовое исследование). 2-е изд., изм. и доп. М.: Юрид. изд-во "ЮРКОМПАНИ", 2013. С. 250.

[3] Лебедев В.А. Обеспечение прав и свобод человека и гражданина в субъектах Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2016. N 12. С. 26 - 29.

[4] Устав (Основной Закон) Тульской Области.//Принят Тульской областной Думой 28 мая 2015 года Постановление № 14/422 (в ред. Законов Тульской области от 27.10.2016 № 71-ЗТО, от 23.12.2016 № 98-ЗТО) // СПС Консультант Плюс

[5] Устав Калужской области (Утв. Постановлением Законодательного Собрания Калужской области N 473 от 27.03.1996) из информационного банка «Калужская область»// СПС Консультант Плюс

[6] в ред. Закона Калужской области от 09.11.2009 N 575-ОЗ

[7] См.: Устав Брянской области от 20 декабря 2012 г. (в ред. от 6 апреля 2015 г.).

[8] См.: Устав Рязанской области от 2 ноября 2005 г. (в ред. от 14 мая 2015 г.).

[9] См.: Устав Воронежской области от 7 июня 2006 г. (в ред. от 18 июля 2016 г.).

[10] См.: Устав муниципального образования г. Калуга от 23 декабря 1997 г. (в ред. 19 октября 2016 г.).

[11] См.: Устав городского округа Химки Московской области от 26 августа 2015 г.

[12] Устав (Основной закон) Владимирской области от 14 августа 2001 г. N 62-ОЗ (с изменениями и дополнениями) // СПС "КонсультантПлюс".

[13] Устав Калужской области от 27 марта 1996 г. (с изменениями и дополнениями) // СПС "КонсультантПлюс".

[14] Устав Орловской области от 26 февраля 1996 г. (с изменениями и дополнениями 29.09.2016) // СПС "КонсультантПлюс".

[15] Устав города Твери. Утвержден решением Тверской городской Думы от 3 декабря 2008 г. N 36 (167) // СПС "КонсультантПлюс".

[16] Устав города Тамбова. Принят Решением Тамбовской городской Думы от 4 мая 2005 г. N 704, в ред. от 27.01.2016 N 144 // СПС "КонсультантПлюс".

[17] Волкова Л.П. Органы исполнительной власти: система и компетенция. Lektsii.org 2015.

[18] Устав города Курска. Принят решением Курского городского Собрания от 12 апреля 2007 г. N 332-3-РС (с изменениями и дополнениями) // СПС "КонсультантПлюс".

жание

Глава 3. Место и роль органов местного самоуправления в системе субъектов обеспечения прав и свобод человека и гражданина

 

Конституция РФ, гарантируя права и свободу человека и гражданина, не включила органы местного самоуправления в число субъектов, обеспечивающих защиту прав и свобод. Вместе с тем среди основных направлений деятельности органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения законодатель выделяет функцию защиты прав и интересов населения муниципального образования, с реализацией которой связывают все иные функции местного самоуправления. Поскольку на местах решаются наиболее важные для жителей вопросы, а права и свободы гражданина реализуются, прежде всего, на местном уровне, следовательно, их защита во многом зависит от деятельности органов местного самоуправления.

Органы местного самоуправления осуществляют защиту прав граждан посредством присущих им специфике методов, процедур и средств, тем самым плодотворно содействуют государству в исполнении возложенной на него конституционной обязанности в сфере прав человека.

Органы местного самоуправления объективно заинтересованы в реальной защите прав граждан, которая обеспечивается деятельностью органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения – вопросов непосредственного обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования, перечень которых содержится в ст. ст. 14-17 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Вопросы непосредственного жизнеобеспечения в основном связаны с оказанием или организацией оказания социальных услуг конкретному гражданину или группе граждан, проживающих в соответствующем муниципальном образовании, а, следовательно, направлены на обеспечение и защиту прав и свобод человека и гражданина.

Местное самоуправление, в отличие от государственной власти, призвано обеспечивать самостоятельное решение населением вопросов местного значения, что осуществляется с помощью эффективно функционирующих демократических институтов, выражающих интересы и волю населения муниципального образования. Это предполагает развитие демократии на местном уровне, поддержку инициатив и самодеятельности граждан, развитие различных форм самоуправления, создание условий для самостоятельного решения населением вопросов местного значения.

Основными институтами местного самоуправления являются:

1. прямое волеизъявление граждан в решении вопросов местного значения;

2. органы и должностные лица местного самоуправления;

3. территориальное общественное самоуправление (ТОС).

Непосредственное решение населением вопросов местного значения осуществляется посредством участия в местных референдумах, муниципальных выборах, а также посредством иных форм прямого волеизъявления: голосования по отзыву депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления, голосования по вопросам изменения границ муниципального образования, преобразования муниципального образования, схода граждан, правотворческой инициативы, территориального общественного самоуправления, публичных слушаний, собрания, конференции граждан, опроса граждан, обращения в органы местного самоуправления и др.

Относительно распространенной формой участия населения в осуществлении местного самоуправления является территориальное общественное самоуправление, основополагающим началом которого выступает принцип гарантии и защиты прав и законных интересов населения. Реализация данного принципа осуществляется через представление и защиту интересов жителей своей территории в органах местного самоуправления и в органах государственной власти, обращения в конституционные (уставные) суды, суды общей юрисдикции, арбитражные суды, антимонопольные органы, прокуратуру и иные органы власти.

Из всех предусмотренных законом форм участия граждан в решении вопросов местного значения именно у ТОС есть все шансы стать не только инструментом повышения конструктивной активности населения или площадкой для реализации гражданских инициатив, но и эффективным и оперативным механизмом защиты прав граждан. Таким образом, обеспечивая решение населением вопросов местного значения, органы местного самоуправления обеспечивают вместе с тем и защиту интересов граждан.

Защита прав человека органами местного самоуправления предоставляется посредством создания необходимых условий для реализации конституционных прав и свобод граждан на местном уровне.

В Конституции РФ указан ряд прав и свобод человека и гражданина, к обеспечению которых в соответствии с конституционными нормами имеют непосредственное отношение органы местного самоуправления, т.е. которые могут быть реализованы гражданами на местном уровне.

Следовательно, защита таких прав входит в решение вопросов местного значения. Обеспечение реализации конституционных прав граждан на осуществление местного самоуправления предполагает:

а) создание условий для реализации конституционных прав граждан, прежде всего, прав избирать и быть избранными в органы местного самоуправления; осуществлять местное самоуправление через выборные и иные органы местного самоуправления; участвовать в решении вопросов местного значения путем прямого волеизъявления, а также путем организации и деятельности территориального общественного самоуправления;

б) законодательное определение порядка учета мнения населения при изменении границ муниципальных образований;

в) создание эффективной системы взаимодействия органов местного самоуправления с населением, в том числе:

- формирование механизмов контроля за эффективностью деятельности органов местного самоуправления со стороны населения;

- формирование механизмов ответственности органов местного самоуправления и их должностных лиц перед населением;

- организацию системы разъяснения населению конституционных основ местного самоуправления и государственной политики в области развития местного самоуправления в Российской Федерации.

В целях реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина должностные лица органов местного самоуправления не вправе препятствовать обращению лица с заявлением или жалобой в органы государственной власти и органы местного самоуправления, международные организации, осуществляющие защиту прав человека, а также в национальные и международные общественные организации и средства массовой информации.

Право граждан избирать и быть избранными в орган местного самоуправления способствует участию населения в управлении делами муниципальных образований, а, следовательно, посредством такого участия граждане получают возможность защищать свои права и права других лиц. Все граждане, достигшие возраста 18 лет, вправе избирать и быть избранными в представительные органы местного самоуправления.

Главой исполнительно-распорядительной власти муниципального образования может быть избран гражданин, которому исполнился на день выборов 21 год. Защита прав граждан реализуется недопустимостью применения нормативных актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, если они не были опубликованы в установленном законодательством порядке, что предполагает открытость местного правотворчества и обязательность доведения до сведения граждан всех правовых актов.

Развитие законодательства органами местного самоуправления с целью совершенствования защиты прав и свобод человека признано стратегическим национальным приоритетом для противодействия угрозам качеству жизни граждан.

Органы местного самоуправления для защиты прав человека на территории муниципального образования имеют право:

- рассматривать жалобы граждан, а также консультировать их по вопросам защиты их прав;

- обращаться в суды в защиту прав населения муниципального образования.

Органы местного самоуправления вправе участвовать в гражданском процессе в качестве лица, выступающего в защиту прав и интересов граждан муниципальных образований. Формы такого участия закреплены в процессуальном законодательстве и представляют собой подачу иска (заявления), вступление в уже начатый процесс для дачи заключения по гражданскому делу. Органы местного самоуправления до принятия решения судом первой инстанции вступают в дело по своей инициативе или по инициативе лиц, участвующих в деле, в целях осуществления возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов муниципальных образований. В соответствии с ч. 1 ст. 46 ГПК РФ органы местного самоуправления вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе, либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Отметим, то, что Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления» не содержит конкретного перечня случаев, когда органы местного самоуправления могут участвовать в гражданском процессе для защиты прав и интересов граждан, может свидетельствовать о том, что законодатель целенаправленно ограничивает роль органов местного самоуправления в защите прав человека. Законодательно закреплено лишь участие органов местного самоуправления в защиту прав недееспособных лиц (например, Федеральный закон от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

Формой обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина является муниципальный контроль. Органы местного самоуправления, уполномоченные на выполнение муниципального контроля, их организационная структура, полномочия, функции, порядок их деятельности, перечень должностных лиц и их полномочий определяются в соответствии с уставом муниципального образования и иным муниципальным правовым актом[1].

Муниципальный контроль способствует соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина, призван обеспечивать эффективное функционирование государственных и муниципальных органов. Для осуществления контрольной деятельности предусмотрено создание контрольных органов муниципальных образований.

Защита прав граждан при осуществлении муниципального контроля представляет собой принятие мер, направленных на обеспечение возможности реализации их прав, законных интересов и гарантий, которые им предоставлены федеральным законодательством, нормативными правовыми актами субъектов РФ и муниципальными правовыми актами.

Органы местного самоуправления, кроме собственно организации контроля, обязаны:

- разрабатывать административные регламенты осуществления муниципального контроля в соответствующих сферах деятельности;

- проводить мониторинг эффективности муниципального контроля в соответствующих сферах деятельности, в том числе в защите прав населения муниципального образования.

Изучение особенностей правового положения личности на муниципальном уровне, а также роли муниципалитетов в обеспечении и защите прав и свобод человека и гражданина не характерно для отечественной юридической науки. Вместе с тем »…принцип соблюдения прав и свобод человека является одним из основополагающих принципов в деятельности органов местного самоуправления». Будучи, с одной стороны, признаваемым государством «в качестве самостоятельного и независимого уровня власти, принадлежащей народу и им же самим осуществляемой»[2], а с другой —ориентированным прежде всего на удовлетворение местных нужд населения, местное самоуправление обладает большим правозащитным потенциалом. Ему вполне под силу «целесообразное положительное изменение ситуации с нарушениями прав человека и преобразование ее в интересах человека, общества и государства»[3] в большом числе случаев. Не случайно организацию защиты социально-экономических интересов населения муниципального образования относят к одной из основных целей муниципального управления.

Какова же реальная картина правозащитной деятельности органов местного самоуправления? С одной стороны, принцип субсидиарности, определяющий деятельность органов местного самоуправления, говорит о том, что права и функции, которые могут эффективно осуществляться на более низком уровне, не должны передаваться на более высокий уровень. И действительно, невозможно представить без участия муниципалитета такие сферы как защита прав потребителя, защита интересов низко доходных групп населения, защита прав пассажиров при осуществлении перевозок и целый ряд прочих.

С деятельностью муниципальных органов связана и защита прав, которые реализуются местным сообществом в целом в границах муниципального образования, таких как право на благоприятную окружающую среду, право на осуществление местного самоуправления на территориях, сложившихся с учетом исторических, национальных и иных местных традиций. Эта деятельность носит скорее превентивный характер и заключается в использовании муниципальных институтов непосредственной демократии. К ним относятся местный референдум и публичные слушания. Одним из результатов реализации механизма публичных слушаний является возможность »защитить интересы населения и кардинально улучшить планировку и застройку населенных пунктов»[4].

Для защиты прав граждан органами местного самоуправления могут также учреждаться на основе принципов законности и добровольности участия объединения граждан, такие как муниципальные общественные палаты или советы, общественные приемные, добровольные объединения граждан правоохранительной направленности и др.

В то же время говорить о высоком уровне развития специализированных правозащитных органов муниципального уровня было бы преждевременно. Различного рода комиссии по правам человека, комиссии и уполномоченные по правам ребенка, комиссии по реабилитации жертв политических репрессий и прочие в отечественной практике местного самоуправления являются скорее исключением, чем правилом. Возможно, это обусловлено отсутствием прямого указания на возможность их учреждения в федеральном законодательстве. Осуществляя свои полномочия преимущественно на общественных началах, они не способы достичь высокой эффективности в своей деятельности.

К примеру, комитетом Ивановской областной Думы по социальной политики в 2017 году, были рассмотрены рекомендации уполномоченного по правам человека, касающиеся совершенствования действующего законодательства и приняты следующие решения:

1.По вопросу законодательной инициативы, предусматривающей внесение изменений в статью 17 Федерального Закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 181-ФЗ) в части предоставления инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, меры социальной поддержки по оплате за содержание жилого помещения инвалидам независимо от принадлежности жилищного фонда, Ивановская областная Дума информировала, что подобные законодательные инициативы неоднократно вносились в Государственную Думу депутатами Государственной Думы, членами Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, субъектами Российской Федерации и были либо сняты с рассмотрения, либо отклонены Государственной Думой в связи с отрицательными заключениями Правительства Российской Федерации. Вопрос о признании положений статьи 17 Федерального закона № 181- ФЗ как противоречащих Конституции Российской Федерации, не допускающих предоставление скидки на оплату жилого помещения инвалидам, проживающим в приватизированных квартирах, рассматривался Конституционным Судом Российской Федерации. В Определении от 20.02.2005 № 463-0 указано: данное положение относится к числу гарантированных государством экономических, социальных и правовых мер, которыми обеспечиваются условия, направленные на создание для инвалидов равных с другими гражданами возможностей в реализации конституционных прав и свобод, и не может рассматриваться как нарушающее эти права и свободы.

2. Предложение о внесении изменений в пенсионное законодательство в части получения ребенком-инвалидом при смерти одного из родителей двух пенсий: по инвалидности и по потере кормильца, а также увеличения уровня пенсии инвалидам с детства при переходе его при достижении 18 лет в категорию инвалид III группы, Ивановская областная Дума не поддержала, мотивируя внесение законодательной инициативы нецелесообразным. К большому сожалению, не нашла поддержки рекомендация, высказанная в адрес Губернатора Ивановской области о направлении в Правительство Российской Федерации, Государственную Думу РФ законодательной инициативы о разработке и принятии федеральной Программы «Жилье – детям-сиротам».

3. По рекомендации о разработке целевой программы «Кадры для общего образования» Правительство Ивановской области сообщает, что возможности областного бюджета не позволили в 2016 году принять региональную программу. Вместе с тем, в государственную программу «Развитие образования Ивановской области» включена подпрограмма «Развитие кадрового потенциала системы образования», направленная на повышение профессионального уровня педагогических работников общеобразовательных организаций посредством проведения аттестации и стимулирования на конкурсной основе педагогов, реализующих примеры лучших практик. В системе образования Ивановской области предпринимаются меры по привлечению и закреплению молодых педагогических кадров в системе общего образования. В муниципальных образованиях Ивановской области действуют программы по поддержке молодых специалистов (предусматриваются компенсационные и иные выплаты, предоставляются жилые помещения). В целях подготовки педагогических кадров в области восстановлена практика целевых наборов на педагогические специальности.

4. По вопросу выделения бюджетных мест в средних профессиональных образовательных организациях для детей-сирот и детей-инвалидов, Правительство Ивановской области сообщает, что в соответствии со статьей 55 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» прием на обучение в организацию, осуществляющую образовательную деятельность, проводится по принципу равных условий приема для всех поступающих. Прием на обучение по образовательным программам среднего профессионального образования за счет бюджетных средств проводится на общедоступной основе в пределах контрольных цифр приема, поэтому квоты при поступлении детей-сирот и детей-инвалидов не предусмотрены.  Кроме того, Правительство Ивановской области обратилось в Ивановскую областную Думу с предложением выйти с законодательной инициативой по внесению изменений в статью 21 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», которые предусматривают повышение социальной ответственности работодателей при трудоустройстве инвалидов.  В случае принятия данного законопроекта увеличится количество создаваемых новых рабочих мест для трудоустройства инвалидов в субъектах Российской Федерации за счет средств, полученных от работодателей, не соблюдающих социальный заказ на квотирование. По рекомендациям, которые касаются жилищных прав детей- сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Департамент социальной защиты населения Ивановской области, учреждения, воспитывающие детей-сирот Ивановской области, проводят систематическую работу с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, лицами из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей по вопросам жилищного законодательства.

Департаментом социальной защиты населения Ивановской области и его территориальными органами совместно с органами местного самоуправления соответствующего муниципального образования Ивановской области в период пребывания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в детских домах, под опекой и т.д., осуществляется постоянный контроль за сохранностью закрепленного за ними жилья.

Органами местного самоуправления муниципальных образований Ивановской области (кроме г. Шуя) предоставляются жилые помещения детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа по договорам коммерческого найма до получения ими постоянного жилья по очереди. На условиях договора коммерческого найма могут предоставляться жилые помещения с ограниченным уровнем благоустройства, то есть, в них могут отсутствовать одно или несколько видов благоустройств, таких как: водопровод, горячее водоснабжение, ванна, канализация. Органами местного самоуправления муниципальных образований Ивановской области проводятся необходимые ремонтные работы в жилых помещениях, закрепленных за детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей, лицами из их числа.

Органы местного самоуправления муниципальных образований Ивановской области принимают меры по выполнению рекомендаций, связанных с проведением работ по созданию единого реестра жилых помещений маневренного фонда, мониторингу наличия на территории муниципального образования выморочного имущества с целью последующего надлежащего оформления муниципальной собственности. Но работу в этом направлении необходимо серьезно активизировать. Проблема острая – в отдельных муниципальных образованиях маневренный фонд вообще отсутствует. Так в ответ на рекомендации о строительстве и покупке социального жилья Правительство Ивановской области сообщило, что в условиях дефицита бюджетных средств строительство или покупка социального жилья органами местного самоуправления региона не представляется возможной. В целях содействия решению данной проблемы Правительством Ивановской области прорабатываются различные варианты: инвестиционные проекты, применяется механизм государственно-частного партнерства. Планируется реализовать «пилотный» проект по строительству наемного дома социального использования. Рекомендация в адрес органов местного самоуправления муниципальных образований Ивановской области, а именно: ежегодно предусматривать в бюджетах муниципальных образований денежные средства на строительство муниципального жилья социального использования или его покупку, принята к сведению, но не нашла практической реализации.

Рекомендация Правительству Ивановской области и органам местного самоуправления о принятии специального регламента по определению объема обязательств муниципалитетов в сфере организации транспортной доступности медицинской помощи реализуется посредством того, что Губернатором Ивановской области проводятся еженедельные совещания с главами муниципальных районов и городских округов Ивановской области, на которых обсуждаются актуальные вопросы, относящиеся к компетенции органов местного самоуправления. В том числе по обеспечению транспортной доступности медицинской помощи (проведение очистки от снега подъездных путей к учреждениям здравоохранения в сельской местности, в жилом секторе населенных пунктов Ивановской области для подъезда машин скорой медицинской помощи, переносе маршрутов и остановок общественного транспорта в непосредственную близость к учреждениям здравоохранения). Работа в данном направлении уже ведутся.  В настоящее время во всех 21 муниципальных образованиях региона транспортная инфраструктура для инвалидов, особенно колясочников и опорников, несмотря на реализацию мероприятий по обеспечению ее доступности, остается практически недоступной.

В администрации Ивановского муниципального района на постоянной основе осуществляется работа по оказанию практической помощи потребителям в восстановлении их нарушенных прав. На официальном сайте Ивановского муниципального района в разделе «Экономическое развитие» - «Экономика» - «Защита прав потребителей» размещены образцы исковых заявлений и претензий, методические рекомендации при приобретении товаров через интернет-магазины, информация о правах потребителей и другое. В области принято Постановление Правительства Ивановской области от 26.07.2013 № 301-п «Об утверждении порядка определения размера арендной платы за пользование имуществом, находящимся в собственности Ивановской области» для некоммерческих организаций, основная деятельность которых финансируется за счет средств федерального бюджета. Для них устанавливается арендная плата в размере рыночной стоимости арендной платы, определенной в соответствии с Федеральным законом от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», с применением коэффициента поддержки некоммерческих организаций в размере 0,9. Применение льготного коэффициента муниципальной поддержки для Федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ивановской области» не представляется возможным, так как в условиях финансового кризиса в бюджете муниципальных образований не имеется источников для компенсации потерь доходов, которые могут возникнуть в случае принятия решения о применении в 2016 и 2017 году льготного коэффициента.

Отметим, что в докладе о деятельности Уполномоченного в 2014 и 2015 годах города Москвы освещена проблема, связанная с реализацией права граждан, проживающих на присоединенных в 2012 году к столице территориях, на которые не распространялось жилищное законодательство Москвы в части обеспечения жильем соответствующих категорий москвичей. Одной из причин невозможности реализовать право на жилые помещения у жителей города Москвы, проживающих в границах Троицкого и Новомосковского административных округов (далее - ТиНАО), являлось отсутствие в бюджете внутригородских муниципальных образований денежных средств, необходимых для расходования на обеспечение граждан жилыми помещениями. В качестве варианта урегулирования данной проблемы Уполномоченный предлагал распространить жилищное законодательство города Москвы, регулирующее право жителей города на жилые помещения, на жителей соответствующих внутригородских муниципальных образований. Положительным итогом поиска оптимального решения по данной проблеме стало принятие Закона города Москвы от 28 декабря 2016 г. № 55 «О внесении изменений в отдельные законы города Москвы». Данный Закон в числе прочего предусматривает передачу ДГИ от органов местного самоуправления отдельных полномочий в жилищной сфере (по постановке жителей ТиНАО на жилищный учет, обеспечению их жилыми помещениями из жилищного фонда города Москвы, переселению граждан из жилых помещений), а также закрепление права жителей города, вставших на жилищный учет в органах местного самоуправления ТиНАО, на обеспечение жилыми помещениями из жилищного фронда города Москвы. Таким образом, право на жилые помещения жители внутригородских муниципальных образований могут реализовать в полном объеме наряду с жителями «старых территорий» города.

Итак, деятельность органов местного самоуправления по обеспечению прав и свобод человека и гражданина носит масштабный характер. Она направлена на все население, проживающее на территории муниципального образования. Исходя из этого, можно отметить, что именно на местном уровне осуществляется наибольшее обеспечение прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Конституции и иных нормативных правовых актах Российской Федерации.

В отличие от федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, которые осуществляют обеспечение конституционных прав и свобод граждан посредством издания нормативных правовых актов, основными формами правообеспечительной деятельности органов местного самоуправления являются издание ненормативных и индивидуальных правовых актов; заключение договоров (как публично-правового, так и частноправового характера); совершение юридически значимых действий или действий юридического характера на основе закона или на основе изданного правового акта управления; осуществление организационных действий; выполнение материально-технических действий[5].

Таким образом, деятельность органов местного самоуправления является более узкой, в первую очередь направленной на решение конкретных проблем в интересах населения муниципального образования, где выполнение определенных задач по обеспечению прав и свобод человека и гражданина на его территории должно стать первостепенным и реализовываться не только «с учетом исторических и иных местных традиций», но и с учетом хозяйственно-распорядительных функций и местных условий.

Важное место в единой системе конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации принадлежит политическим правам и свободам[6]. Наравне с гражданскими правами и свободами политические права относятся к первому поколению прав человека и гражданина.

Так, скажем, в Уставе Воронежской области (статья 11)[7] содержатся положения, согласно которым правовые акты органов местного самоуправления, образованных на территории Воронежской области являются открытыми и доступными для рассмотрения. Органы государственной власти Воронежской области и органы местного самоуправления формируют общедоступные средства официальной информации.

 Информация о назначении и освобождении от должности начальников исполнительных органов государственной власти Воронежской области, избрании (переизбрании) глав Воронежской областной Думы, проведении конкурсов на замещение свободных должностей для государственных служащих опубликованы в средствах массовой информации.

В Ивановской области гарантируется право на получение информации о деятельности государственных органов региона, в частности «каждый человек имеет право на доступ к информации о деятельности государственных органов Ивановской области, не оправдывая необходимости получения лимитации доступа к информации допускается только в случаях, предусмотренных федеральными законами. Государственные органы Ивановской области обеспечивают свободный доступ к нормативным правовым актам Ивановской области по просьбам граждан в установленном порядке. Ивановская областная Дума и Правительство Ивановской области годично публикуют отчеты о своей деятельности»(ст. 12 Устава Ивановской области)[8].

Итак, в Конституции и уставах субъектов Российской Федерации немаловажное значение имеют права и свободы человека и гражданина в сфере экономической, общественной и культурной жизни. Это во многом связано с достижениями предыдущей советской эры.

Соответственно, конституционное право устанавливает неприкосновенность собственности в любой ее форме, недопустимость прекращения прав собственника либо лимитация права собственности, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом, а также гарантирует право наследования[9].

Таким образом, уставы муниципальных образований в целом воспроизводят основные правовые нормы, касающиеся прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, признанные в Российской Федерации. Все они, за редким исключением, не выходят за рамки конституционных положений, не противоречат основам конституционного строя Российской Федерации и рассматривают субъекты и полномочия Российской Федерации.

Таким образом, нет сомнений, что роль местного самоуправления, его органов, должностных лиц достаточно велика, а проведенное сравнительно-правовое исследование содержания Конституции РФ и большей части уставов субъектов Центрального федерального округа дают однозначное понятие о том, что институт местного самоуправления уверенно занимает далеко не последнее место в системе субъектов, обеспечивающих и защищающих права и свободы личности.

Подводя итог рассмотрению роли органов местного самоуправления в защите прав граждан, следует отметить, что подобная деятельность муниципалитетов имеет социально-значимый характер. Следовательно, органы местного самоуправления не должны отказываться от защиты прав и интересов граждан муниципальных образований, используя уже накопленный опыт в данной сфере, и должны быть включены в систему органов защиты прав и свобод человека и гражданина, закрепленную в ст. 2 Конституции РФ.

 

 

 

Органы местного самоуправления муниципальных образований Ивановской области принимают меры по выполнению рекомендаций, связанных с проведением работ по созданию единого реестра жилых помещений маневренного фонда, мониторингу наличия на территории муниципального образования выморочного имущества с целью последующего надлежащего оформления муниципальной собственности. Но работу в этом направлении необходимо серьезно активизировать. Проблема острая – в отдельных муниципальных образованиях маневренный фонд вообще отсутствует. Так в ответ на рекомендации о строительстве и покупке социального жилья Правительство Ивановской области сообщило, что в условиях дефицита бюджетных средств строительство или покупка социального жилья органами местного самоуправления региона не представляется возможной. В целях содействия решению данной проблемы Правительством Ивановской области прорабатываются различные варианты: инвестиционные проекты, применяется механизм государственно-частного партнерства. Планируется реализовать «пилотный» проект по строительству наемного дома социального использования. Рекомендация в адрес органов местного самоуправления муниципальных образований Ивановской области, а именно: ежегодно предусматривать в бюджетах муниципальных образований денежные средства на строительство муниципального жилья социального использования или его покупку, принята к сведению, но не нашла практической реализации.

Рекомендация Правительству Ивановской области и органам местного самоуправления о принятии специального регламента по определению объема обязательств муниципалитетов в сфере организации транспортной доступности медицинской помощи реализуется посредством того, что Губернатором Ивановской области проводятся еженедельные совещания с главами муниципальных районов и городских округов Ивановской области, на которых обсуждаются актуальные вопросы, относящиеся к компетенции органов местного самоуправления. В том числе по обеспечению транспортной доступности медицинской помощи (проведение очистки от снега подъездных путей к учреждениям здравоохранения в сельской местности, в жилом секторе населенных пунктов Ивановской области для подъезда машин скорой медицинской помощи, переносе маршрутов и остановок общественного транспорта в непосредственную близость к учреждениям здравоохранения). Работа в данном направлении уже ведутся.  В настоящее время во всех 21 муниципальных образованиях региона транспортная инфраструктура для инвалидов, особенно колясочников и опорников, несмотря на реализацию мероприятий по обеспечению ее доступности, остается практически недоступной.

В администрации Ивановского муниципального района на постоянной основе осуществляется работа по оказанию практической помощи потребителям в восстановлении их нарушенных прав. На официальном сайте Ивановского муниципального района в разделе «Экономическое развитие» - «Экономика» - «Защита прав потребителей» размещены образцы исковых заявлений и претензий, методические рекомендации при приобретении товаров через интернет-магазины, информация о правах потребителей и другое. В области принято Постановление Правительства Ивановской области от 26.07.2013 № 301-п «Об утверждении порядка определения размера арендной платы за пользование имуществом, находящимся в собственности Ивановской области» для некоммерческих организаций, основная деятельность которых финансируется за счет средств федерального бюджета. Для них устанавливается арендная плата в размере рыночной стоимости арендной платы, определенной в соответствии с Федеральным законом от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», с применением коэффициента поддержки некоммерческих организаций в размере 0,9. Применение льготного коэффициента муниципальной поддержки для Федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ивановской области» не представляется возможным, так как в условиях финансового кризиса в бюджете муниципальных образований не имеется источников для компенсации потерь доходов, которые могут возникнуть в случае принятия решения о применении в 2016 и 2017 году льготного коэффициента.

Отметим, что в докладе о деятельности Уполномоченного в 2014 и 2015 годах города Москвы освещена проблема, связанная с реализацией права граждан, проживающих на присоединенных в 2012 году к столице территориях, на которые не распространялось жилищное законодательство Москвы в части обеспечения жильем соответствующих категорий москвичей. Одной из причин невозможности реализовать право на жилые помещения у жителей города Москвы, проживающих в границах Троицкого и Новомосковского административных округов (далее - ТиНАО), являлось отсутствие в бюджете внутригородских муниципальных образований денежных средств, необходимых для расходования на обеспечение граждан жилыми помещениями. В качестве варианта урегулирования данной проблемы Уполномоченный предлагал распространить жилищное законодательство города Москвы, регулирующее право жителей города на жилые помещения, на жителей соответствующих внутригородских муниципальных образований. Положительным итогом поиска оптимального решения по данной проблеме стало принятие Закона города Москвы от 28 декабря 2016 г. № 55 «О внесении изменений в отдельные законы города Москвы». Данный Закон в числе прочего предусматривает передачу ДГИ от органов местного самоуправления отдельных полномочий в жилищной сфере (по постановке жителей ТиНАО на жилищный учет, обеспечению их жилыми помещениями из жилищного фонда города Москвы, переселению граждан из жилых помещений), а также закрепление права жителей города, вставших на жилищный учет в органах местного самоуправления ТиНАО, на обеспечение жилыми помещениями из жилищного фронда города Москвы. Таким образом, право на жилые помещения жители внутригородских муниципальных образований могут реализовать в полном объеме наряду с жителями «старых территорий» города.

Итак, деятельность органов местного самоуправления по обеспечению прав и свобод человека и гражданина носит масштабный характер. Она направлена на все население, проживающее на территории муниципального образования. Исходя из этого, можно отметить, что именно на местном уровне осуществляется наибольшее обеспечение прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Конституции и иных нормативных правовых актах Российской Федерации.

В отличие от федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, которые осуществляют обеспечение конституционных прав и свобод граждан посредством издания нормативных правовых актов, основными формами правообеспечительной деятельности органов местного самоуправления являются издание ненормативных и индивидуальных правовых актов; заключение договоров (как публично-правового, так и частноправового характера); совершение юридически значимых действий или действий юридического характера на основе закона или на основе изданного правового акта управления; осуществление организационных действий; выполнение материально-технических действий[1].

Таким образом, деятельность органов местного самоуправления является более узкой, в первую очередь направленной на решение конкретных проблем в интересах населения муниципального образования, где выполнение определенных задач по обеспечению прав и свобод человека и гражданина на его территории должно стать первостепенным и реализовываться не только «с учетом исторических и иных местных традиций», но и с учетом хозяйственно-распорядительных функций и местных условий.

Важное место в единой системе конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации принадлежит политическим правам и свободам[2]. Наравне с гражданскими правами и свободами политические права относятся к первому поколению прав человека и гражданина.

Так, скажем, в Уставе Воронежской области (статья 11)[3] содержатся положения, согласно которым правовые акты органов местного самоуправления, образованных на территории Воронежской области являются открытыми и доступными для рассмотрения. Органы государственной власти Воронежской области и органы местного самоуправления формируют общедоступные средства официальной информации.

 Информация о назначении и освобождении от должности начальников исполнительных органов государственной власти Воронежской области, избрании (переизбрании) глав Воронежской областной Думы, проведении конкурсов на замещение свободных должностей для государственных служащих опубликованы в средствах массовой информации.

В Ивановской области гарантируется право на получение информации о деятельности государственных органов региона, в частности «каждый человек имеет право на доступ к информации о деятельности государственных органов Ивановской области, не оправдывая необходимости получения лимитации доступа к информации допускается только в случаях, предусмотренных федеральными законами. Государственные органы Ивановской области обеспечивают свободный доступ к нормативным правовым актам Ивановской области по просьбам граждан в установленном порядке. Ивановская областная Дума и Правительство Ивановской области годично публикуют отчеты о своей деятельности»(ст. 12 Устава Ивановской области)[4].

Итак, в Конституции и уставах субъектов Российской Федерации немаловажное значение имеют права и свободы человека и гражданина в сфере экономической, общественной и культурной жизни. Это во многом связано с достижениями предыдущей советской эры.

Соответственно, конституционное право устанавливает неприкосновенность собственности в любой ее форме, недопустимость прекращения прав собственника либо лимитация права собственности, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом, а также гарантирует право наследования[5].

Таким образом, уставы муниципальных образований в целом воспроизводят основные правовые нормы, касающиеся прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, признанные в Российской Федерации. Все они, за редким исключением, не выходят за рамки конституционных положений, не противоречат основам конституционного строя Российской Федерации и рассматривают субъекты и полномочия Российской Федерации.

Таким образом, нет сомнений, что роль местного самоуправления, его органов, должностных лиц достаточно велика, а проведенное сравнительно-правовое исследование содержания Конституции РФ и большей части уставов субъектов Центрального федерального округа дают однозначное понятие о том, что институт местного самоуправления уверенно занимает далеко не последнее место в системе субъектов, обеспечивающих и защищающих права и свободы личности.

Подводя итог рассмотрению роли органов местного самоуправления в защите прав граждан, следует отметить, что подобная деятельность муниципалитетов имеет социально-значимый характер. Следовательно, органы местного самоуправления не должны отказываться от защиты прав и интересов граждан муниципальных образований, используя уже накопленный опыт в данной сфере, и должны быть включены в систему органов защиты прав и свобод человека и гражданина, закрепленную в ст. 2 Конституции РФ.

 

 

Глава 4. Обеспечение прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления в ряде зарубежных стран

                                                                                 

В конституциях зарубежных стран предусмотрена определенная глава, посвященная праву и свободе человека и гражданина. Подчеркивание прав и свобод человека как самой высокой ценности, признанной, отслеживаемой, защищенной государством, не обозначает и не допускает каких-либо унижений от государства. Наоборот, эта принципиальность верховенства закона может повысить его авторитет и значение в жизни социума, в организации экономической и культурной жизни социума[6].

Установлено, что каждый может охранять свои права и свободы всеми методами, не запрещенными законом. Судебная охрана прав и свобод человека и гражданина фактически во всех зарубежных странах гарантируется.

Национальные механизмы защиты прав и свобод человека и гражданина дополняются международно-правовыми формами их обеспечения. Поэтому значимо исследовать систему международно-правовой защиты прав человека, ее становления, сочетание многофункциональных и территориальных механизмов, которые исполняют такую функцию.

Конечной целью демократического верховенства закона является обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Стремление к достижению этой цели напрямую связано с обязанностью государства сделать систему охраны прав и свобод, а также установить отчетливые юридические процедуры для такой охраны. В зарубежных странах собран огромный навык в создании и функционировании обширной системы институтов, содействующих охране прав и свобод человека, закрепленных в конституциях и во внутреннем праве.

Право на подачу претензии является значимым инструментом защиты индивидуальных прав, одним из организационных и правовых гарантий их защиты[7].

В конституционных правоотношениях в Великобритании человек и его права занимают особое место. Во-первых, речь идет о политических правах, связанных с участием в управлении Великобританией, а во-вторых, о гражданских правах. Вторая группа прав появилась в связи со вступлением в Европейский союз и принятием Акта о правах человека 1998 г. Правительство Великобритании назвало три причины, по которым оно поддержало принятие Акта по правам человека, куда были инкорпорированы все нормы Европейской конвенции. Первая - дать возможность гражданам защищать права человека, предусмотренные Европейской конвенцией, в судах Великобритании. Вторая - распространить знания о правах человека в обществе, создать культуру уважения к правам человека. Третья - предоставить гражданам право обращаться в суды Великобритании с целью предотвратить злоупотребления публичной власти и получить компенсации[8].

К примеру, конституционные правоотношения в России, Германии и Великобритании складываются по поводу примерно одинакового круга общественных отношений, при этом в Германии круг таких общественных отношений определен очень четко в Основном законе ФРГ. Одним из отличительных признаков таких отношений является участие в них государства. Конституция РФ четких границ конституционных правоотношений не содержит, поэтому зачастую такие границы устанавливаются через правовые позиции Конституционного Суда РФ. В Великобритании конституционные правоотношения носят институциональный характер и направлены, прежде всего, на решение управленческих задач, при этом цель комплексного регулирования общественных отношений не ставится.

Рассмотрим вопрос об обеспечении прав и свобод человека и гражданина местными органами власти в некоторых зарубежных странах.

Конституция Соединенных Штатов[9] предусматривает, что каждая национальная законодательная власть предоставляется Конгрессу, состоящему из 2-х палат - Сената и Палаты представителей. Полномочия Конгресса в праве довольно полны и охватывают примерно все аспекты жизни заокеанского народа. Они защищены Конституцией США, федеральными и государственными законами, индивидуальными правами на равное обращение со всеми гражданами, отдельно от их личных особенностей.

Описанные выше меры охраны, традиционно-обобщаемые под наименованием «гражданские права», выражают обязательство о том, что определенные критические решения, затрагивающие индивидуальные возможности и материальное благополучие, не принимаются на основе индивидуальных колляций, которые не имеют отношения к делу и не являются объективной правовой основой для отдельных лиц.

Эти меры по охране гражданских прав от такой дискриминации существуют как в Конституции Соединенных Штатов, так и в конституциях отдельных государств, а также во многих федеральных и государственных законодательных актах, которые были приняты на протяжении многих лет в результат на определенные виды дискриминации[10].

В Соединенных Штатах Америки муниципалитеты главенствуют среди всех типов местных органов власти с точки зрения количества функций и объема израсходованных средств: местного контроля, получения и разделения субсидий (федерального и государственного уровня), выпуск облигаций, установление местных налогов и сборов[11].

Правила, регулирующие гражданские права и свободы, находятся в непрерывном движении, и решения и толкования Верховного суда США играют здесь значимую роль[12]. Это связано с тем, что конституционные и правовые нормы, принятые примерно триста лет назад, перестали соответствовать требованиям динамично прогрессирующего социума, и следственно они дополняются законодательными средствами и, прежде всего, судебными толкованиями.

 Наиболее значимые нормы, регулирующие гражданские права и свободы, содержатся в Первой поправке к Конституции США, которая регулирует свободу религии, речи, печати, собраний. Он выступает в качестве правовой либо, скорее, конституционной основы образования и функционирования всех негосударственных органов и организаций, как изначальной правовой основы для разработки и публикации разных правовых актов, регулирующих внутреннюю жизнь и действие этих учреждений. Являясь значимой формой защиты гражданских прав и свобод, первая поправка отражает тезисы натурального права и свободного



[1] Административное право России / Под ред. Н.М. Конина, Ю.Н. Старилова. М.: Норма; Инфра-М, 2010. 784 с.

[2] Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) //Собрание законодательства РФ. - 04.08.2014. -  N 9. - Ст. 851.

[3] Устав Воронежской области от 07.06.2006 «Устав Воронежской области» (принят Воронежской областной Думой 25.05.2006) из информационного банка «Воронежская область» // СПС Консультант Плюс

[4] Закон Ивановской области от 18.02.2009 N 20-ОЗ «Устав Ивановской области» (принят Ивановской областной Думой 29.01.2009) из информационного банка «Ивановская область» // СПС Консультант Плюс

[5] Нудненко, Л. А. Конституционные права и свободы личности в России. Практикум по учебному курсу: моногр. / Л.А. Нудненко. - М.: Юридический центр Пресс, 2016. – С. 119

[6] Автономов, А. С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран / А.С. Автономов, В.А. Сивицкий, А.И. Черкасов. - М.: Юриспруденция, 2013. – С. 36

[7] Гасанов К. К. Основные права человека. Вопросы неотчуждаемости [Текст] : монография / К. К. Гасанов. - М. : ЮНИТИ, 2013. – С. 21

[8] Klug F., Starmer Q. Standing back from the Human Rights Act: How effective is it five years on? // Public law. L., 2005. Winter. P. 716 - 728.

[9] Конституция Соединенных Штатов Америки 1787 г. // Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты: Перевод с английского / Сост.: Лафитский В.И., Под ред. и со вступ. ст.: Жидков О.А. – М.: Прогресс-Универс, 1993. С. 12-25.

[10] Досвальд-Бек Л.Международное гуманитарное право и право прав человека / Луиза Досвальд-Бек ; Сильвен Вите. - М. : МККК, 2011. – С. 14

[11] Иванов Г. И.Права человека: учебное пособие / Г. И. Иванов ; под ред. М. Ф. Чудакова. - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : Издательство деловой и учебной литературы, 2016. – С. 29

[12] Права человека и процессы глобализации современного мира [Текст] / отв. ред. Е. А. Лукашева. - М. : Норма, 2017. – С. 241 

правительства, которые сыграли большую роль в образовании доктрины гражданских прав и свобод Америки[1].

 В отличие от России, Конституция США не декларирует права и обязанности граждан. Основные права и свободы были внесены позднее поправками. Граждане всякого государства имеют равные права. Лицо, преследуемое за правонарушение в любом государстве, может быть задержано на территории любого иного государства и передано властям, так же и в России.

 Сравнивая статус человека в Соединенных Штатах и статус человека в России, можно сделать вывод, что эти страны имеют сходство и отличия в правовых положениях гражданина, как и в различных странах. Различия огромнее, чем сходства, но, невзирая на это, в обеих странах права закреплены и направлены на защиту интересов граждан как на национальном, так и на местном уровне.

Обратимся к Основным законам отдельных штатов.

Например, первая статья Конституции штата Техас содержит законопроект о правах.

Большинство положений статьи касаются конкретных фундаментальных ограничений в отношении силы государственной власти и некоторых прав граждан, которые ни при каких обстоятельствах нельзя игнорировать.

Например, сравнивая эти положения Конституции штата Техас с Уставом (Основным законом) Тульской области, можно отметить, что существует огромное количество сходств. Положения техасской Конституции применяются непосредственно к правительству штата Техас. Тем не менее, ряд положений федеральной конституции может применяться как к государственной конституции, так и к федеральной конституции с учетом надлежащей правовой процедуры, введенной в соответствии с 14-й поправкой. Это означает, что суды Техаса должны толковать дублирующие положения федеральной и местной конституции, такие как свобода слова, по крайней мере так же широко, как и федеральные суды. Техасские суды могут (но не обязаны) толковать положения более широко, полагая, что они ограничивают власть государств больше, чем федеральные коллеги.

Область обеспечения прав и свобод человека в обеих законодательных актах затронута обширно и указывает на то, что она является неотъемлемой частью демократической системы обоих муниципальных образований.

Конституция штата Калифорния в статье 1. «Декларация прав» указывает, что все люди естественно свободны и независимы и имеют неотъемлемые права, в том числе право на жизнь и защиту свободы, приобретение, владение и защиту имущества. Желание достичь спокойствия, счастья и уединения.

Во втором разделе этой статьи описываются конкретные права граждан. Например, любое лицо имеет право свободно выражать устно, письменно, публиковать свое мнение по всем вопросам, неся ответственность за злоупотребление этим правом. Закон не может ограничивать или уменьшать свободу слова или печати.

Если вы сравните конституцию штата Калифорния и Основной закон Калужской области, также имеется достаточное количество сходств в вопросе защиты прав и свобод человека и гражданина. Оба эти законодательных акта указывают на защиту и обеспечение государством (регионом) основных прав и свобод, закрепленных как в Основном законе, так и в основных конституциях государств.

Рассматривая обеспечение прав и свобод гражданина в Великобритании, необходимо отметить, что в Великобритании нет систематического изложения прав, свобод, обязанностей человека и гражданина, от того что они регулируются разными уставами, судебными прецедентами, юридическими обычаями, законами. Специальное внимание уделяется обеспечению высокоэффективной судебной защиты прав и свобод.

Из-за уникальности Конституции Великобритании не существует единой классификации прав и свобод граждан в конституционном праве этой страны, так как нет разделения прав, свобод и обязанностей на основные, то есть конституционные и другие[2].

 Содержание прав и свобод определяется не столько законом, сколько судебными прецедентами и конституционными практиками. В результате Великобритания разработала принцип, по согласованию с которым граждане имеют право делать все, что не запрещено законодательными нормами.

В рамках государственной защиты всех прав и свобод человека интерес представляет британская модель омбудсмена.

Парламентский комиссар по делам администрации назначается правительством, но в то же время тесно связан с его деятельностью с парламентом и может даже быть уволен по просьбе обеих палат. Он назначается на всю жизнь и не может быть членом парламента, но он имеет право оставить свой пост по его собственной просьбе либо в возрасте 65 лет. В его компетенцию входит расследование претензий, полученных через него депутатами, на действия Министерств и ведомств, которые ненадлежащим образом осуществляют свои полномочия и функции.

Итогом расследования является отчет, тот, что омбудсмен направляет соответствующему депутату.

У британского омбудсмена не хватает власти. Британское осознавание прав человека имеет две основные колляции:

1) законные права человека – это его права свободы, которые оформлены в соответствии с законом и правоприменительной практикой;

2) основное в институте прав человека - это не формальная консолидация их обширного перечня в праве, а результативные судебные и внесудебные средства их защиты.

Для граждан Великобритании права и свободы - это, прежде всего, индивидуальные права, ограниченные государством из-за общественного договора и вытекающие из правила: каждый может делать то, что не предусмотрено правовыми нормами. На практике содержание многих основных прав и свобод в Великобритании определяется не столько законами (правда действуют особые законы), а судебными прецедентами и конституционными практиками[3].

Сравнивая положение с правами человека и гражданством России и Великобритании, необходимо отметить, что в Российской Федерации это учреждение более упорядоченное и юридически соблюдено, чем в Великобритании на уровне местного самоуправления.

Население Великобритании очень разнообразно, состоит из многих этнических групп, исповедующих разные религии. В Великобритании общество терпимо, уважая права меньшинств. Британский закон направлен на исключение расовой дискриминации и предоставление равных возможностей представителям различных расовых групп.

Административно-территориальное деление Соединенного Королевства Великобритании имеет сложную структуру, обусловленную самой конституцией страны, состоящей из целого набора документов с разных исторических эпох. Как правило, существуют четыре основные административно-политические части, которые традиционно называются странами.

Мы рассмотрим защиту прав человека и граждан на примере Англии.

В Англии на местном уровне существует огромное количество законов, регулирующих права и свободы человека. Но все они не противоречат основному законодательству Великобритании, а именно Конституции.

После реорганизации местного самоуправления в 1974 году была создана Комиссия по местному самоуправлению для Англии и Уэльса. В настоящее время в английской комиссии действуют три комиссара, которые отвечают за расследование жалоб на ущерб, причиненный в результате плохого управления в связи с выполнением местными властями административных функций, возложенных на них, таких как полномочия полиции, управление водными ресурсами и полномочия, связанные с координацией деятельности всех местных органов власти.

Законодательные акты местного самоуправления в Англии, да и во всей Великобритании большое внимание уделяют защите и обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Это можно увидеть, изучив и исследовав, непосредственно сами законы.

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что, невзирая на широкий спектр систем муниципальных организаций в мире, полномочия в части обеспечения верховенства права, прав и свобод человека почти неизменно присущи муниципалитетам. Возможно, применение зарубежного навыка в этой области в Российской Федерации. Скажем, обеспечение прав и свобод человека на местном уровне будет содействовать предоставлению представительному органу муниципального района права на создание должности омбудсмена по правам человека в этом муниципалитете (подобно навыку Великобритании).

Таким образом, анализ конституций и уставов субъектов Российской Федерации в части, касающейся их закрепления прав и свобод человека и гражданина, свидетельствует о том, что они не превысили правовую основу, установленную Конституцией Российской Федерации. Кроме того, в некоторых зарубежных странах, в частности в Соединенных Штатах и Великобритании, которые мы рассматривали и сравнивали с Российской Федерацией, законодательные акты местного самоуправления не выходят за рамки основного закона государства, в области обеспечения человеческих и гражданских прав и свобод.

 

 

 

Заключение

 

В результате проведенного исследования сформулирован ряд выводов, предложений и рекомендаций, направленных на достижение поставленной цели.

Отмечено, что проблемы правового регулирования указанного института, находились и сей день находятся в поле зрения исследователей – представителей правовой науки

В первой главе отмечено, что грамотное и эффективное нормативное закрепление полномочий органов местного самоуправления имеет определяющее значение не только для надлежащей организации деятельности местного самоуправления как вида публичной власти, но и для эффективного функционирования механизма защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

Проанализировав перечень вопросов, отнесенных к компетенции органов местного самоуправления, можно отмечено, что в них прямо или косвенно закреплены все основные конституционные права и свободы человека, а также механизм их реализации.

Мониторинг уставов Центрального федерального округа Российской Федерации также показал, что в некоторых Уставах нет конкретных фраз «обеспечение прав и свобод», чаще встречается формулировка «с учетом интересов граждан», однако в каждом из них имеются статьи или даже отдельные главы, посвященные организации местного самоуправления, в которых прописано о праве граждан на местное самоуправление и обязанности обеспечения этого права органами местного самоуправления.

В работе автор соглашается с мнением правоведов и указывает, что роль местного самоуправления, его органов, должностных лиц достаточно велика, а проведенное сравнительно-правовое исследование содержания Конституции РФ и большей части уставов субъектов Центрального федерального округа дают однозначное понятие о том, что институт местного самоуправления уверенно занимает далеко не последнее место в системе субъектов, обеспечивающих и защищающих права и свободы личности.

Деятельность муниципалитетов в защите прав граждан имеет социально-значимый характер. Следовательно, органы местного самоуправления не должны отказываться от защиты прав и интересов граждан муниципальных образований, используя уже накопленный опыт в данной сфере, и должны быть включены в систему органов защиты прав и свобод человека и гражданина, закрепленную в ст. 2 Конституции РФ.

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что, невзирая на широкий спектр систем муниципальных организаций в мире, полномочия в части обеспечения верховенства права, прав и свобод человека почти неизменно присущи муниципалитетам. Возможно, применение зарубежного навыка в этой области в Российской Федерации. Скажем, обеспечение прав и свобод человека на местном уровне будет содействовать предоставлению представительному органу муниципального района права на создание должности омбудсмена по правам человека в этом муниципалитете (подобно навыку Великобритании).

Таким образом, анализ конституций и уставов субъектов Российской Федерации в части, касающейся их закрепления прав и свобод человека и гражданина, свидетельствует о том, что они не превысили правовую основу, установленную Конституцией Российской Федерации. Кроме того, в некоторых зарубежных странах, в частности в Соединенных Штатах и Великобритании, которые мы рассматривали и сравнивали с Российской Федерацией, законодательные акты местного самоуправления не выходят за рамки основного закона государства, в области обеспечения человеческих и гражданских прав и свобод.

 

 

 

 

 

Список используемых источников

 

Нормативно - правовые акты

 

  1. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Российская газета. - 10 декабря 1998 г.
  2. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. - М.: 1978 г. - вып. XXXII. - с. 36.
  3. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) //Собрание законодательства РФ. - 04.08.2014. -  N 9. - Ст. 851.
  4. Федеральный закон от 11.04.1998 № 55-ФЗ «О ратификации Европейской хартии местного самоуправления» // Собрание Законодательства РФ. - 1998. - № 36.
  5. Федеральный закон от 06.10.2003 (ред. от 03.04.2017) № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Собрание Законодательства РФ. - 2003. -  № 40
  6. Устав (Основной Закон) Тульской Области.//Принят Тульской областной Думой 28 мая 2015 года Постановление № 14/422 (в ред. Законов Тульской области от 27.10.2016 № 71-ЗТО, от 23.12.2016 № 98-ЗТО) // СПС Консультант Плюс
  7. Устав Калужской области (Утв. Постановлением Законодательного Собрания Калужской области N 473 от 27.03.1996) из информационного банка «Калужская область» // СПС Консультант Плюс
  8. Устав Воронежской области от 07.06.2006 «Устав Воронежской области» (принят Воронежской областной Думой 25.05.2006) из информационного банка «Воронежская область» // СПС Консультант Плюс
  9. Закон Ивановской области от 18.02.2009 N 20-ОЗ «Устав Ивановской области» (принят Ивановской областной Думой 29.01.2009) из информационного банка «Ивановская область» // СПС Консультант Плюс

 

 

Учебная и другая литература

 

  1. Автономов А. С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран / А.С. Автономов, В.А. Сивицкий, А.И. Черкасов. - М.: Юриспруденция, 2013. – 395 с.
  2. Беломестных Л.Л. Права человека и их защита /Л.Л. Беломестных. - М.: Акад. экономики, финансов и права, 2013. - 789 с.
  3. Бондарь Н.С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: защита прав человека Конституционным Судом Российской Федерации. - М., 2005. – 592 с.
  4. Васильева Е.И. Местное самоуправление и муниципальное управление: Учебное пособие для вузов. - Екатеринбург, Уральский институт – филиал РАНХиГС, 2014. – 288 с.
  5. Витрук Н.В. Конституционные права и свободы личности в контексте взаимодействия гражданского общества и правового государства / Н.В. Витрук. - М.: ГОУ ВПО «Российская академия правосудия», 2016. - 629 c.
  6. Гаджиева З. Р. Конституционное право человека и гражданина на информацию о деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления / З.Р. Гаджиева. - М.: Проспект, 2015. - 120 c.
  7. Гасанов К. К. Основные права человека. Вопросы неотчуждаемости: монография / К. К. Гасанов. - М. : ЮНИТИ, 2013. – 64 с.
  8. Голан Я.А., Велиева Д.С. Защита прав человека в днятельности органов местного самоуправления // В сборнике: институт местного самоуправления в системе публичной власти. Материалы всероссийской научно-практической конференции с международным участием. – 2016. – С. 32-38.
  9. Горшкова С. А. Стандарты Совета Европы по правам человека и российское законодательство: монография / С. А. Горшкова. - М. : НИМП, 2011. – 352 с.
  10. Глухарева Л.И. Права человека. Гуманитарный курс: учебное пособие /Л.И. Глухарева. - М.: Логос, 2012. – 176 с.
  11. Доклад о  соблюдении прав человека в  Воронежской области в  2016 году  / составитель Уполномоченный по правам человека в Воронежской области Т. Д. Зражевская. — Воронеж: Издательско-полиграфический центр «Научная книга», 2017. — 110 с.
  12. Доклад «О соблюдении прав и свобод человека и гражданина в Ивановской области и деятельности Уполномоченного по правам человека в Ивановской области в 2015 году» из информационного банка «Ивановская область» // СПС Консультант Плюс
  13. Доклад «О соблюдении прав и свобод человека и гражданина в Ивановской области и деятельности Уполномоченного по правам человека в Ивановской области в 2016 году» из информационного банка «Ивановская область» // СПС Консультант Плюс
  14. Досвальд-Бек Л.Международное гуманитарное право и право прав человека / Луиза Досвальд-Бек ; Сильвен Вите. - М. : МККК, 2011. – 31 с.
  15. Иванов Г. И. Права человека: учебное пособие / Г. И. Иванов ; под ред. М. Ф. Чудакова. - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : Издательство деловой и учебной литературы, 2016. – 352 с.
  16. Конституция Соединенных Штатов Америки 1787 г. // Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты: Перевод с английского / Сост.: Лафитский В.И., Под ред. и со вступ. ст.: Жидков О.А. – М.: Прогресс-Универс, 1993. С. 12-25.
  17. Конституционный статус личности в СССР. - М., 1980. – 256 с.
  18. Конституционное право и политика: Сб. матер. Междунар. науч. конф. (юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, 28 - 30 марта 2012 г.) / С.А. Авакьян, Д.С. Агапов, Н.И. Акуев и др.; отв. ред. С.А. Авакьян. - М., 2012. – 800 с.
  19. Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Л.А. Окунькова. 2-е изд. - М., 1996. – 635 с.
  20. Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный) / Л.В. Андриченко, С.А. Боголюбов, Н.С. Бондарь и др.; под ред. В.Д. Зорькина. 2-е изд. - М., 2011. – 664 с.
  21. Маклаков В. В. Современные зарубежные конституции: Учебное пособие.- М.: Издательство Московского Юридического института, 2012. – 285 с.
  22. Мархгейм М.В. Защита прав и свобод человека и гражданина в современной России: системная конституционная модель, проблемы ее функционирования и совершенствования. Монография. — Ростов-на-Дону: Ростиздат, 2005. – 198 с.
  23. Мошкина Н.А. Место органов местного самоуправления в система защиты прав человека // В сборнике: политико-правовые проблемы взаимодействия власти, общества и бизнеса в условиях экономического кризиса. Материалы IX Международной научно-практической конференции аспирантов, преподавателей, практических работников, посвященной 80-детию Саратовской области. – 2016. – С. 154-157.
  24. Нудненко, Л. А. Конституционные права и свободы личности в России. Практикум по учебному курсу: моногр. / Л.А. Нудненко. - М.: Юридический центр Пресс, 2016. - 352 c.
  25. Права человека и процессы глобализации современного мира / отв. ред. Е. А. Лукашева. - М. : Норма, 2017. – 454 с. 
  26. Смоленский, М.Б. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник / М.Б. Смоленский. - М.: КноРус, 2016. – 384 с.
  27. Тепляков И.И. Обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления // Проблемы обеспечения, реализации, защиты конституционных прав и свобод человека. - 2016. - № 5. - С. 223-232.

Хазов Е.Н. Права и свободы человека и гражданина, их соблюдение, охрана, защита и роль органов местного самоуправления в их реализации // Государственная служба и кадры. - 2014. - № 2. - С. 51-5



[1] Горшкова С. А.Стандарты Совета Европы по правам человека и российское законодательство [Текст] : монография / С. А. Горшкова. - М. : НИМП, 2011. – С. 141

[2] Маклаков В. В. Современные зарубежные конституции: Учебное пособие.- М.: Издательство Московского Юридического института, 2012. – С. 211

[3] Автономов, А. С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран / А.С. Автономов, В.А. Сивицкий, А.И. Черкасов. - М.: Юриспруденция, 2013. – С. 221

Содержание

Опубликовать в социальных сетях

Адрес: Россия, Москва. Ленинградское шоссе, 54. E-mail: danich@дипломправо.рф

ICQ: 363584298

Skype: Lev19761

В контакте: https://vk.com/sergeyavtor